Category: происшествия

Смерть – это хорошо или плохо?

Несколько лет назад как-то в разговоре о кругооборотах жизни и их причинах (я разглагольствовал с ребятами на крыше – перекур был, а недалеко стоял Учитель и смотрел на красивейший закат над Тель-Авивом), мой Учитель неожиданно повернул голову (я забыл, что у него невероятный слух) и сказал:
– Нет никаких кругооборотов. Жизнь одна.
Мы все охнули. Он сам неоднократно нам говорил обратное, масса книг великих каббалистов об этом говорит, и вот, на тебе - «одна жизнь»… Что-то тут не так. Он что-то свое сказал.

Так и оказалось. Слов не помню, но смысл такой.
– С момента появления души прописана одна единственная программа. Никогда она не менялась, никогда не прерывалась. А в наших ощущениях она рвется на периоды. На некие блоки решимот (записи). А душа изначально вечна.
Когда сменяется один блок решимот на другой – нам кажется, что человек умирает. Нам кажется, мы страдаем, а ему не кажется. Он не умирает.
Это мы так видим, находясь в этом мире. Из этих 5 органов восприятия реальности мы так видим.
И замолчал.

– Когда-то, – через несколько минут продолжил профессор, – Бааль Суллам сказал: «Если бы люди знали, насколько полезно «умирать» - они бы с радостью шли на это».
– Почему? – не выдержал я.
– А вот представь, прожил человек огромную жизнь, набрал массу опыта и умений и вдруг упал, ударился и… амнензия. Все, что было в его памяти, весь его уникальный опыт исчез. Жалко? Вот.
А когда умирает тело человека, весь его опыт в следующем кругообороте становится его свойствами. Понимаешь? Он и сам не знает, откуда в нем появляются умения и знания. А это опыт предыдущих жизней. Он стал частью человека.
Понял?

Я немедленно кивнул головой, что «да, понял». А сам пошел в дальнюю часть крыши понимать…

Collapse )

Origami World

     - Здесь-то и начинается самое интересное. Если какой-нибудь из этих комочков воска считает, что он - форма, которую он принял, то он смертен, потому что форма разрушится. Но если он понимает, что он - это воск, то что с ним может случиться?

     - Ничего, - ответил я.

     - Именно, - сказал Котовский. - Тогда он бессмертен. Но весь фокус в том, что воску очень сложно понять, что он воск. Осознать свою изначальную природу практически невозможно. Как заметить то, что с начала времен было перед самыми глазами? Даже тогда, когда еще не было никаких глаз? Поэтому единственное, что воск замечает, это свою временную форму. И он думает, что он и есть эта форма, понимаете? А форма произвольна - каждый раз она возникает под действием тысяч и тысяч обстоятельств.

     - Великолепная аллегория. Но что из нее следует? - спросил я, вспомнив нашу вчерашнюю беседу о судьбах России и ту легкость, с какой он перевел ее на кокаин. Легко могло статься, что он просто хотел получить остаток порошка и постепенно подводил к этому разговор.

     - А следует то, что единственный путь к бессмертию для капли воска - это перестать считать, что она капля, и понять, что она и есть воск. Но поскольку наша капля сама способна заметить только свою форму, она всю свою короткую жизнь молится Господу Воску о спасении этой формы, хотя эта форма, если вдуматься, не имеет к ней никакого отношения. При этом любая капелька воска обладает теми же свойствами, что и весь его объем. Понимаете? Капля великого океана бытия - это и есть весь этот океан, сжавшийся на миг до капли.
     Но как, скажите, как объяснить это кусочкам воска, больше всего боящимся за свою мимолетную форму? Как заронить в них эту мысль? Ведь именно мысли мчат к спасению или гибели, потому что и спасение и гибель - это тоже, в сущности, мысли. Кажется, Упанишады говорят, что ум - это лошадь, впряженная в коляску тела...
/В. Пелевин. "Чапаев и Пустота"/
    

Collapse )